Глава 6. ВИСЛА – ОДЕР - Стр.7 - из истории переправ в годы войны

Глава 6. ВИСЛА – ОДЕР - Стр.7


Выход войск 1-го Белорусского фронта на реку Одер (Одра) был настолько стремительным, что получился значительный отрыв от наступающих справа войск 2-го Белорусского фронта и создалась угроза удара войск противника (группы армий «Висла»), и механизированных немецких войск дивизии из Померании.

         В целях ликвидации гитлеровских войск в Восточной Померании и обеспечения положения войск 1-го Белорусского фронта на главном Берлинском направлении Ставка Верховного Главнокомандования решила привлечь часть 1-го Белорусского фронта. В соответствии с директивой Ставки 1-я гвардейская танковая армия была повёрнута в сторону Восточной Померании для разгрома Померанской группировки противника.

         Вместе с армией ушла и её армейская 17-я мотоинженерная бригада.

         Строительство моста было возложено полностью на Первый понтонный полк.

         После перегруппировки войск в Померанию на Одере (Одре) оставались 5-я ударная армия, удерживающая плацдарм севернее Кюстрина (Костшина), 8-я гвардейская армия удерживающая плацдарм южнее Кюстрина, причём половина её состава ещё находилась в боях за блокированный город и крепость Познань (Позен), а так же 69-я и 33-я армии.

         На 5-ю ударную армию была возложена особо важная задача удержать плацдарм и по возможности расширить его.

         Немецкая авиация непрерывно бомбила боевые порядки войск 5-й ударной армии на плацдарме, на переправах и не оставляла в покое строительство моста. К тому же 23-его февраля вновь начался ледоход на реке Одер (Одра). Переброска лесоматериала на левый берег стала невозможной. Личный состав полка был переброшен на борьбу с ледлходом, который угрожал разрушить уже забитых более 400-т свай и готовых опор с верхним строением.

          У каждой готовой опоры были поставлены группы в 2-3 человека для дробления и отталкивания льдин, а так же группы подрывников для подрыва крупных льдин на подходе к линии моста.

         В течение суток шла самоотверженная и опасная борьба со стихией усложнявшаяся систематическим обстрелом артиллерии противника и налётами авиации, но опасность разрушения готовой части моста была предотвращена.

         Близость противника позволяла ему видеть, что строительство моста подходит к концу, и он активировал действия своей артиллерии.

         К двадцать пятому февраля, когда строительство подходило к концу, огонь противника усилился, артиллерийские налёты участились до интервалов 10-15 минут. За день на район строительства моста было выпущено более 200 снарядов, в результате чего разбит и затонул 16-ти тонный паром, повреждено 7 готовых свайных опор, которые после этого нужно было переустраивать  заново.  

         На следующий день противник, хорошо пристрелявшись по мосту, стал применять снаряды крупного калибра. Прямым попаданием разбит и затоплен ещё один паром, на котором подвозились элементы моста, увеличилось количество раненых понтонёров, убит рядовой Гаврилов Н.В. Несмотря на всё это, строительство моста подходило к концу и к полуночи 28 февраля мост через реку Одер (Одра) в районе Каленциг длиной 593 погонных метра был построен полностью.  

         Огромная по масштабу и труднейшая по обстановке сверх всяких человеческих сил и возможностей боевая работа понтонёров увенчалась успехом.

         Успех был к тому же более радостный, так как к этому времени полк получил шифровку от начальника инженерных войск 1-го Белорусского фронта генерал-полковника инженерных войск Прошлякова А.И., что Приказом Верховного Главнокомандующего за образцовое выполнение заданий командования в борьбе с немецкими захватчиками и овладение городами Лодзь, Кутно, Томашув, Гостинен, Ленчице полку присвоено наименование «Лодзинский».

         Но праздновать такую победу личному составу полка было некогда. Мало построить мост, нужно его ещё и содержать в исправности. А содержать в исправности мост в такой близости от противника задача сложная и требующая труда, смелости, да и не малых жертв в людях и потерь в технике.

         За время строительства моста полк потерял восемь 16-и тонных паромов парка ТМП, четырёх убитых и 18 раненых солдат и сержантов.

         В течение нескольких дней на плацдарм шли войска, техника и грузы. Узкий плацдарм в 1,5-2 километра позволял противнику вести непрерывный и прицельный артиллерийско-миномётный огонь по мостовой переправе.

         К началу марта противник стал наносить удары по мосту всё чаще, применяя снаряды крупного калибра.

         Так первого марта прямым попаданием снарядов в мост повреждено пять пролётов верхнего строения, переправа войск прекращена, понтонёры приступили к восстановлению повреждений. В это время при очередном артналёте был повреждён буксирный катер БМК-70, подвозивший лесоматериал для восстановления моста, погиб на нём его бесстрашный моторист рядовой Захаров, который за время строительства моста неоднократно попадал в сложнейшие положения, но всякий раз умело выводил катер из под обстрела. На этот раз смерть настигла храбреца на боевом посту. С ним вместе получил ранение  рядовой Бекенов С.

         Повреждение моста было ликвидировано в тот же день.

         Во второй половине следующего дня противник вновь возобновил обстрел моста и разрушил два пролёта. Переправа опять прекратилась.

         Попытки понтонёров восстановить разрушенные пролёты успеха не имели, противник вёл непрерывный обстрел моста и за ночь выпустил более 250 снарядов по мосту, а с наступлением светлого времени он настолько скорректировал огонь, что несколькими прямыми попаданиями разрушил ещё четыре пролёта.

         В ночь с 4-го на 5-е марта понтонёры полка под непрекращающимся, но менее прицельным, артогнём противника восстановили разрушенные пролёты. На плацдарм пошли по мосту тяжёлые орудия 5-й ударной армии. Днём пятого марта были повреждены ещё 4 пролёта моста. Понтонеры, непрерывно не сходя с моста, устраняли повреждения, неся при этом потери.

         Во время укладки настила на повреждённом пролёте осколками очередного саряда был убит рядовой Яроцкий К.Ф., ренен сержант Гапоненко В.А. руководивший ремонтом на другом пролёте и понтонёры его отделения рядовые Стрекалов Е.А., Герасимов В.В., Арбуз Т.Я.

         С целью ограждения моста от плавающих (сплавных) мин в двух с половиной километрах выше по течению от моста была оборудована верхняя брандвахта. Через всю ширину реки был протянут трос, на котором прикреплены бревенчатые боны, спущен якорь и натянута металлическая сеть.

         Оборудовала и содержала брандвахту третья понтонная рота под командованием капитана Дрынкина Н.Т.. Начальником брандвахты был назначен командир взвода этой роты младший лейтенант Тимошин.

         В 15:00 шестого марта дежурный брандвахты заметил сплавные мины, плывущие из района города Кюстрин (Костшин), в котором всё ещё находился окружённый немецкий гарнизон города и крепости. Дежурный насчитал их штук 16 и доложил по команде.  

         В это время в штаб полка и дежурному по мосту пришло сообщение от командира стрелковой дивизии генерал-майора Соколова о приближении сплавных мин.

         На борьбу с минами был брошен весь полкс винтовками и пулемётами, а так же была привлечена батарея зенитной артиллерии.

         Поднялась неимоверная стрельба с обоих берегов реки по плывущим чёрным рогатым чудовищам. Все, кто подходил к реке, узнав в чём дело, старались помочь расстрелять мины.

         Но все попытки были тщетны, вероятность попадания даже скорострельных зениток равнялась нулю. Огромные круглые шары мин, наполовину выступающие из воды на таком большом расстоянии от берегов, казались не более солдатской каски, причём они непрерывно двигались, вертелись, скрывались за волнами, поднимаемые стрельбой и ветром. Ни одна из мин не была расстреляна.

         К 15:45-и мины подошли к брандвахте и многие повисли на ней. Спустя некоторое время произошло два сильных взрыва.