Висла - Одер / Генералу Прошлякову доложил о том, что знал, и всё как было до КПП

Глава 6. ВИСЛА – ОДЕР - Стр.11

 


Войдя в комнату отдела кадров инжвойск, он громко поприветствовал знакомых офицеров направленцев, которые и его хорошо знали.

         Все три офицера поднялись со своих мест и удивлённо  смотрели на капитана. Прошла минута молчания и все вместе задали один и тот же вопрос:          

         - Ты откуда?

         Капитан, ничего не подозревая, ответил:

         - С полка. Вернее с Ландсберга (Гожува-Велькопольского). А что? В чём дело?

         Один из офицеров, майор Петров, вышел из-за стола, схватил капитана за плечи и закричал:

         - Смотрите, живой! А где командир полка?

         Тут удивляться пришлось капитану:

         - Как где? Поехал в Ной-Мюль, он меня при выезде из города на КПП высадил из машины и направил сюда. А в чём дело, ребята?

         - Так ты ничего не знаешь? Погиб ваш Трахтенберг, вот телеграмма от генерала Фурсы, - сказал майор и подал капитану бланк.

         « В районе местечка Цихер погиб гвардии полковник Трахтенберг с ординарцем и шофёром, тело капитана не обнаружено» - прочёл капитан и замер в минутном молчании, тень ужаса промелькнула на его лице.

         - Идём к начинжу, - сказал майор Петров.

         Капитан, ничего не сознавая, ещё не придя в себя от тяжкого известия, машинально пошёл за майором.

         Генералу Прошлякову доложил о том, что знал, и всё как было до КПП, а о гибели полковника сказать ничего не мог.

         На машине штаба инжвойск фронта с офицером штаба капитан прибыл к местечку Цихер.

         Местечко Цихер распологалось по правую сторону Берлинского шоссе за железнодорожной насыпью, которая тянулась из леса северо-восточнее орода Кюстрина (Костшина), пересекала шоссе и далее по лугу входила в очередной перелесок. Сразу же за перекрёстком шоссе и железнодорожного полотна стояло здание пекарни с пожарной вышкой, далее ровными рядами стояли кирпичные дома с черепичными крышами, в которых располагался армейский госпиталь и ещё какие-то службы 5-й ударной армии.

         В пекарне с вышкой пекари армейского ПАХ выпекали хлеб. С них и начали опрос по выяснению подробностей гибели полковника.

         Оказалось, пекари были очевидцами всего происшедшего и рассказали следующее:

         Ещё ночью до рассвета 13-го марта большая группа немцев лесами прорвалась из района Кюстрина (Костшина) вдоль насыпи железной дороги и к 6:30 подошла к пекарне на окраине Цихера. Услыхав запах свежего хлеба, они бросились к пекарне. Пекари в одних халатах без оружия, увидав вбегающих немецких солдат с автоматами, поспешили укрыться, но путь им был только один вверх по лестнице на пожарную вышку, где они притаились, наблюдая за всем ходом дальнейших событий.

         Изголодавшиеся в окружении немцы накинулись на свежевыпеченный хлеб, расхватывая его весь. Выбросив из своей повозки, которая следовала с ними, все фаустпатроны, и в неё также нагрузили буханки хлеба.

         С посёлка никто не видел этого, всё произошло в считанные минуты, на шоссе движения не было.

         Набрав хлеба, немцы вновь построились в колонну, а их было около 500 человек, приготовились спускаться с насыпи на луг, за которым виднелся густой сосновый лес.

         В это время командир полка гвардии полковник Трахтенберг Артём Михайлович, возвращаясь из второго эшелона полка на легковой автомашине «виллис», вплотную подкатил к самой колонне немцев, вероятно, приняв их за колонну военнопленных.

         Немцы, до этого ни сделавшие ни одного выстрела и державшие автоматы под шинелями, увидав в машине советского офицера с орденами на груди, а поблизости никого из войск, дали очередь из автомата по машине.

         На месте в машине были убиты наповал гвардии полковник Трахтенберг и старшина Логачёв. Шофёр рядовой Гвоздев, получив одно пулевое ранение в грудь на вылет, выскочил из машины и побежал в обратном направлении, пытаясь скрыться за насыпью, но, пробежав шагов десять, был сражён пулей в спину.

         Не тронув машину и убитых, немцы спустились на луг, направляясь к лесу. В местечке Цихер, услыхав выстрелы в районе пекарни, поднялась тревога. Все кто мог, схватились за оружие, медперсонал, хозяйственники, легкораненые, находившиеся на излечении в госпитале.

         На опушке леса, к которому направлялась колонна немцев, ещё с ночи занял позицию один усиленный стрелковый батальон 5-й ударной армии, который в 10:00 должен был начать тактическое учение по отработке наступления за огневым валом.

         Услыхав выстрелы и увидев немцев, которые к этому времени спустились на луг и, уже не колонной, а толпой, спешили к лесу, стрелковый батальон обстрелял немцев всеми видами своего огня и в стремительной атаке уничтожил более 300 солдат и офицеров и 170 взял в плен, не дав укрыться ни одному солдату.

         Такую расплату за гибель нашего командира получили фашистские вояки.    

         Гвардии полковник Трахтенберг по указанию генерал-полковника инжвойск Прошлякова похоронен на территории Советского Союза в городе ресте на кладбище Героев Советского Союза и генералов.

         Трахтенберг Артём Михайлович рождения 1909 года, уроженец УССР Винницкой области Черновицкого района села Коссы, по национальности еврей, в детстве воспитывался в семье доброй душевной украинской женщины и рано приступил к трудовой деятельности. Комсомол, армия, партия выковали из него настоящего патриота советского государства, отличного военноначальника.

         Он много сделал для полка, чтобы отобразить заслуги личного состава перед родиной. Полк прошёл большой боевой путь борьбы с немецкими захватчиками сделал многое для инженерного обеспечения наступления войск на ряде фронтов.

         Умелой постановкой работы, особенно в первом этапе наступления 1-го Белорусского фронта, полк вышел в число передовых частей инженерных войск фронта.

         В результате успешных действий полка в проводимых фронтовых и армейских операциях, полку присвоено звание «Лодзинский», полк получил ряд положительных отзывов командования армии и благодарностей фронта и Верховного Главнокомандующего.

         Значительно выросло число награждённых, укрепилась и выросла численно партийная организация.