Окончены бои в Сталинграде по разгрому и пленению немецко-фашистских войск

ФОРМИРОВАНИЕ - Стр.5


Окончены бои в Сталинграде по разгрому и пленению немецко-фашистских войск и в результате успешного проведения Донбасской и Харьковско-Курской операций, явившихся дальнейшим развитием замысла Ставки по разгрому фашистских войск под Сталинградом, Красная Армия стремительно наступая освободила важный в экономическом и стратегическом отношении районы страны: Харьковский промышленный район, Восточную часть Донбасса, города Курск, Харьков и продвигаясь к реке Днепр, освобождая Левобережную Украину и создавая угрозу окружения Донбасской группировке противника.  

         За два месяца прошедшие с начала формирования полка была проделана большая работа как по восстановлению повреждённого имущества парка, а также по повышению боевой подготовки личного состава, который, не зная передышки после Сталинградских переправ, продолжал самоотверженно трудиться и учиться.

         Командование и все бойцы видели и понимали, что начался «и на нашей улице праздник», враг уже не успевает оправиться от последовательных ударов Красной Армии. Но наступал и ещё один большой праздник для воинов Красной Армии, приближалась дата юбилея 25-илетия создания Красной Армии, и командование полка решило обсудить, как отметить эту знаменательную дату.

         По этому вопросу заместитель командира полка по политической части капитан Огарков Александр Илларионович и парторг полка старший лейтенант Михеев Василий Васильевич пришли к командиру полка для доклада разработанного плана проведения праздника.

         Собственно план состоял из двух частей: первый – широкой массово-разъяснителной работы среди личного состава накануне дня юбилея и второй – торжественной части в день праздника состоящей из доклада, вручения правительственных наград, праздничного обеда и художественной самодеятельности.                        

         Особенно уделялось внимание первой части плана проведения комсомольских и партийных собраний, а также бесед во всех подразделениях с разъяснением освободительной борьбы Красной Армии с момента её образования и её задач по дальнейшему освобождению оккупированной территории нашей Родины. А во второй части при вручении наград на примерах действий бойцов и сержантов полка награждённых за последнее время правительственными наградами мобилизовать весь личный состав на выполнение  предстоящих боевых задач.

         После согласования плана во всех подразделениях закипела агитационная работа. Комсорг полка лейтенант Саша Пузырёв с комсомольским активом провели беседы о 25-й годовщине Красной Армии во всех ротах и на местах отдельных работ, куда направлены комсомольские агитаторы.

         Парторги батальонов и рот выделили агитаторов из числа коммунистов, участников боёв в Гражданскую войну, а также участников битвы под блокированным Ленинградом, как например сержант Петраш М.К., или замполитрука Медников А.К., также нашлись участники битвы под Москвой, а сталинградцев добрая половина полка, из которых многим предстояло получить правительственные награды на торжественном вечере.   

         И вот наступил юбилейный праздник. В клубном помещении были собраны в первую очередь бойцы и сержанты, которым предстояло получать награды и для них старший лейтенант Якутин Пётр Васильевич, помощник начальника штаба полка, забронировал места в первых рядах для удобства выхода к трибуне, а папку с приказами и наградные знаки по порядку приказов разложил на столе президиума. В президиуме также много было бойцов и сержантов из числа награждённых, некоторые из них явно чувствовали себя «не в своей тарелке» так как не знали истинной причины такого почёта.

         Всё остальное помещение, до последнего квадратного сантиметра было плотно заполнено бойцами полка.

         С докладом о 25-й годовщине Красной Армии выступил капитан Огарков А.И., после него слово для зачтения приказов о награждении командир полка предоставил майору Тимофееву К.М.

         Начальник штаба раскрыл папку, и в зале наступила абсолютная тишина.

         - Приказ Войскам Южного фронта № 8/H от 28 января 1943 года – начал читать майор.

         - За образцовое выполнение заданий командования в боях за город Сталинград и проявленную при этом отвагу и мужество наградить орденом «Красного Знамени» майора Пономаренко Алексея Алексеевича.

         … Всё помещение будто взорвалось от аплодисментов и возгласов… Начальник штаба не смог дочитать приказ до конца, но всем было и так ясно…

         Аплодисменты долго не смолкали, под их грохот майор Пономаренко поднялся из-за стола и ему долго пожимал руку командир полка.

         Чтобы успокоить присутствующих, майор Пономаренко вышел из-за стола к импровизированной трибуне и, чуть потеснив начальника штаба, поднял руку. Сначала умолкли первые ряды, зады ещё шумели, не разглядев в чём дело, а затем всё стихло.

         - Товарищи бойцы и командиры – начал майор Пономаренко – дружки мои! Дозвольте мне высказать мою самую искреннюю благодарность командованию фронтом за эту высокую оценку нашей боевой работы у стен Сталинграда. Да! Я кажу нашу, потому что не я один заслужил эту награду, а вместе с вами. (Обычно немногословный майор Пономаренко в такие минуты волнения вставлял в свою речь отдельные украинские слова). И не только я награждён, ось у начальника штаба целая папка приказов. Но вот что я вам хочу сказать: кто бы ни был награждён это заслуга всех нас, всего нашего батальона, то есть теперь всего нашего полка.

         Вот в президиуме сидит коммунист и комсорг батальона старший сержант Береснев Иван Ефимович, он не только командир эстакадного взвода, как числится по должности, он предводитель молодёжи и сам пример храбрости и отваги. Помнится мне горячий денёк 22-го октября, когда он, командуя паромом с ценным для защитников города грузом, буквально на середине Волги попал под густой артиллерийский обстрел. Буквально рядом с паромом поднимались столбы воды от взрывов снарядов и мин. Некоторые отсеки катеров парома были пробиты осколками  и выведено рулевое управление. Но он не растерялся, сразу организовал спасение парома, чтобы ликвидировать течи, всех кто мог, поставил на выкачку воды, задействовал помпы, котелки, каски, пошли в ход для затыкания пробоин варежки, шапки, телогрейки, а сам, искусно маневрируя двумя моторами без рулевого управления, увёртывался от возникавших, то слева, то справа, то спереди разрывов снарядов всё же сумел таки вывести паром из зоны обстрела и, как говорится, на последнем дыхании причалил паром к пристани у Красной Слободы и груз доставил.

         А возьмите, вот сидит младший сержант Давыдкин Пётр Терентьевич, он моторист не хуже его и не раз бывал в подобных переплётах.

         Как-то мне один наш боец говорил: «Что мы за бойцы понтонёры, по нас стреляют, нас бомбят, а мы не можем дать отпор, так за всю войну ни одного фрица не уничтожишь».

         Знаете, что я ему ответил? Да я и вам сейчас это скажу. Вот возьмите моториста Кэбина, что он не бьёт фашистов? Бьёт, хотя и не стреляет. Помните, когда у самого правого берега был подбит наш паром со снарядами ЭРЭС, так он несмотря на то, что почти две недели пробыл у самого правого берега, указывая места причала паромам, на зная ни сна, ни отдыха, первый бросился спасать снаряды, вытаскивая их из тонущего парома на берег. И не один десяток он их спас. И что же вы думаете, ведь из этих снарядов наши «катюши» ни один танк угробили, а сколько фрицев отправлено на тот свет?

         Я мог бы вам рассказать – продолжал майор Пономаренко – про многих наших отважных понтонёров, как Козлов Александр Павлович, Мамонов Михаил Степанович, Рычков Фёдор, Саиров Тагир, Суровин или Паркаев. А возьмите старшину роты Соболинского, чего ему было нужно на правом берегу, сидел бы он где-то в Верхней Ахтубе, так нет, смотрю, едет со мной на одном из  паромов на ту сторону. Я ему кажу. А ты чего здесь, что некому харчи доставить, что сам поехал? А  он мне говорит: «Да тут, товарищ майор, не только харчи, а и детали, скобы, болты, да и другие поковки на эстакаду везу, а в роте и впрямь некого послать, каптёра тоже царапнуло, одна повариха осталась, а там эстакаду ремонтируют, а кузни в Сталинграде нет». А я ему кажу, что Сталинград сам как в кузне, кругом огонь. И тут опять под артобстрел наш паром попал, кричу старшине - лягай на настил!, а он мне: «А Вы? Це щоб я лягов? И Вы стоить билля мэнэ?»

         Я ещё мог бы вам рассказать про многих, так начальник штаба дёргает меня за рукав, чтобы я кончал говорить. Так вот я и кончаю,и хочу сказать, чтобы каждый из здесь присутствующих поступал также храбро, я бы сказал геройски, как вели себя в боевых условиях те , которые сегодня будут получать здесь заслуженные награды.

         Вероятно он ещё что то хотел сказать, но, взглянув на майора Тимофеева, стал пробираться к своему месту, сопровождаемый громом аплодисментов.

         Ещё долго проходило вручение наград. Начальник штаба зачитывал приказ, а майор Чистов прикреплял ордена и медали награждённым.

         После вручения наград объявили о построении поротно для следования на обед, а начальник клуба техник- интендант 2-го ранга Лупач Людмила Михайловна пригласила всех на вечер самодеятельности и, конечно, танцы.

         По случаю плохой погоды парада не предусматривалось, но каждый ротный строй прошел, чеканя шаг (елико возможно), перед крыльцом, на котором стояли командир полка и его заместители. Вечером клубное помещение было вновь переполнено.