К концу июля войска 1-го Белорусского фронта вышли к реке Висла.

В братской Польше - Стр.5


 К концу июля войска 1-го Белорусского фронта вышли к реке Висла. На фронте 230 километров гвардейские дивизии 57-я, 47-я и 35-я Восьмой гвардейской армии форсировали реку с помощью армейских и дивизионных средств и на рассвете 1-го августа захватили небольшой плацдарм в районе местечка Магнушев.  

         Полк к исходу 29 июля снял наплавной мост на реке Вепш в районе города Баранув и, продвигаясь ха наступающими войсками, вышел в район Унин (20 километров восточнее города Гарволин), где поступил в оперативное подчинение начальника инжвойск 8-й гвардейской армии, от которого получил приказ,  навести наплавной мост через реку Висла под грузы 16 тонн в районе города Тарнув.

         Командир полка гвардии подполковник Трахтенберг А.М. и помначштаба капитан Андреев К.С. с взводом разведки под командованием старшего лейтенанта Корнева первого августа прибыли в район Тарнув для рекогносцировки местности и изыскания пункта мостовой переправы.

         Несколько раз, переправляясь на МНЛ, разведчики пересекли реку, делая замеры, но безуспешно.

         Река Висла после июльского половодья доходила в ширину от 400 до 800 метров, при глубине 2,5-3,5 метра на фарватере и 1,8 до 0,4 метра в остальной большей части своей ширины, причём отмели и острова разделили реку на два русла. Грунт дна – наносный песок.

         Ночью разведка производилась на флангах плацдарма у населённых пунктов Бончки и Скурча, где противник простреливал реку даже ружейно-пулеметным огнём, и приблизиться к левому берегу было небезопасно. Оставался один выход – оборудовать паромную переправу в ранее выбранном месте, где на расстоянии 40 метров на левом берегу от уреза воды отмели не позволяли подойти парому, и требовалось на этом участке устройство эстакады.

         Строительство эстакады заняло бы 8 часов и 120 человек с транспортировкой лесоматериала на отмели вручную по воде. Тут же командир решил строить эстакаду длиной 10 метров, начиная от глубины 0,8 метров, а далее к берегу по отмели на расстоянии 30 метров проложит настил из брёвен. По этому усиленному броду могли пройти автомашины, пушки, повозки. Опоры решено выложить из клеток, дабы избежать бойку свай. К строительству эстакады на левом берегу и пристани на правом начали ночью и к утру эстакада была готова.

         В ночь с 1 на 2 августа полк поротно подтягивал понтонное имущество к реке. Район переправы обстреливался артиллерийско-минометным огнём противника с левого берега, но понтонёры, презирая опасность, разгружали понтонное имущество с машин и на руках подносили к урезу воды.    

         Ввиду того, что всего наличного имущества полка не хватало, чтобы перекрыть мостом всю ширину реки, было принято решение собрать перевозные паромы. С рассветом второго августа приступили к сборке паромов.

         Как только были собраны пристани и устроена эстакада, началась переправа самоходных артиллерийских установок на паромах грузоподъёмностью 60 тонн с буксировкой их катерами БМК-70 в обход большого песчаного острова.

         Вот как пишет маршал Советского Союза В.И. Чуйков, командовавший в то время 8-й гвардейской армией, о переправе войск на реке Висла: «Имевшиеся у нас переправочные средства, 83 автомобиля амфибии и около 300 различных лодок и катеров, не могли взять на борт в общей сложности 3700 человек. О понтонных парках я не говорю, их было так мало, что не хватало для наведения одного моста через Вислу».

      Когда стали подходить другие понтонные части фронтового подчинения, полку был придан один батальон 4-го понтонного полка, тогда в 20:00 третьего августа приступили к наводке моста, который к 2:00 четвёртого августа был наведён длиной 398 метров.

         На день мост разводился, а тяжёлые грузы (танки и самоходные установки) переправлялись днём на барже буксируемой катером «Шарпи».

         Авиация противника неоднократно подвергала пункт переправы ожесточённой бомбардировке. В первый день были ранены три понтонёра.

         Как всегда слабым местом в начальный период организации переправ остаётся противовоздушная оборона. Пока не подойдут главные силы переправляющихся войск, пока не понесут они сами потери на переправе, до тех пор зенитное прикрытие остаётся слабым и в частых случаях полку приходится работу понтонёров прикрывать своими скудными зенитными средствами, оставляя без прикрытия управлении полка и места сосредоточения автотранспорта.

         Так было и пятого августа, когда при интенсивном налёте авиации противника на пункт переправы зенитно-пулемётным взводом полка с огневой позиции расположенной на правом берегу, прикрывая сосредоточение имущества и пристань смелыми и слаженными действиями обеих расчётов счетверённых установок «Максим» под командой лейтенанта Поройкова В.И., был сбит фашистский самолёт «Фокс-Вульф-190» выходивший из пикирования после бомбёжки пункта переправы.

         Вспыхнувший над огневой позицией зенитно-пулемётного взвода и расположением штаба полка горящий самолёт противника перелетел реку и упал на левом берегу реки Висла в лесу и разбился вместе с экипажем.

         В этом поединке пулемётной очередью с самолёта был убит стрелок рядовой Михеев И.А.

         В период переправы танков и попыток сомкнуть паромы в линию моста понтонёры, презирая опасность, не уходя со своих расчётных мест под разрывами авиабомб и градом пулемётного обстрела с самолётов, старались выполнить поставленную задачу и спасти повреждённые паромы от затопления. В этом неравном поединке вооружённых самолётов и безоружных против них тружеников понтонёров погибли смертью храбрых рядовой Боченин А.С., Такранов А.И., пропал без вести (убит и затонул) ефрейтор Чистяков И.П., ранены командир отделения старший сержант Калягин И.Н., ефрейтор Холенко В.М. и рядовой Тимофеев П.А..  Также получил ранение командир роты старший лейтенант Хрущёв Д.П., который со своей ротой прошёл такие рубежи как Днепр, Южный Буг, Днестр, Западный Буг, Вепш и так же бесстрашно руководил сборкой участка моста на первой Вислинской переправе.

         С наступлением следующей ночи 7 августа мост был сомкнут, и войска шли и шли на западный берег, чтобы с рассветом с новыми силами расширить пока ещё незначительный плацдарм.

         Противник всеми силами, стремясь воспрепятствовать расширению плацдарма в районе Магнушева, и в эту ночь вновь возобновил налёты на переправу.     

         В течение ночи были повреждены два парома в линии моста, но были восстановлены без остановки движения войск.

         Вблизи моста на левом берегу при обстреле дальнобойной артиллерией прямым попаданием был взорван склад мин, другим снарядом пробит понтон 14-го парома в линии моста. Из-за рвущихся мин невозможно было сразу ликвидировать течи в пробитом понтоне, который наполнился водой и затонул, перекосив мост. Вывести и заменить целиком паром было нечем, в резерве оставалось только верхнее строение. Было предложено командиру роты старшему лейтенанту Жданову В.Н. снять настил, подтянуть соседний паром, прикрепить 5 полупрогонов, оперев один их конец на стрингерный уголок затонувшего понтона и по ним уложить верхнее строение. Решение принял начальник штаба полка майор Рождественский М.Д.. Эта работа проделана в течение менее часа и мост вновь начал действовать.

         К утру мост был вновь разведён, а паромы замаскированы у берегов. В ночь с 8 по 9 августа ввиду сильного воздействия авиации и дальнобойной артиллерии мост не сводился. Но к утру 9-го скопилось у переправы много войск и грузов и по распоряжению начинжвойск 8-й гвардейской армии в 7:00 полк приступил к наводке моста под прикрытием нашей авиации и дымовой завесы. В 9:00 по мосту пошли войска. Когда на мост прошла последняя автомашина с грузом, за ней пошёл обоз армейского сапёрного батальона, повозки с вещами, фуражом, колючей проволокой, шанцевым инструментом и другим не хитрым сапёрным скарбом, вытянулись почти по всей длине моста.

         К мосту подъехала легковая автомашина «Виллис». Дежурный у въезда на мост лейтенант Вуколов А.В. задержал машину, пытавшуюся вклинится между повозок обоза. Возник спор с водителем. Из машины, открыв дверцу, выглянул офицер с погонами полковника. Заметив это, дежурный по мосту от штаба полка капитан Андреев подошёл к машине.

         - Кто здесь старший? – спросил полковник.

         Капитан представился по всей форме.

         - Пропустите машину, товарищ капитан! – сказал полковник в тоне приказания.

         По правилам втянувшуюся на мост колонну разрывать не разрешается, тем более у Вас машина быстроходная, а обоз еле движется, пройдёт обоз, тогда ваша машина мигом проскочит мост, - пояснил капитан.

         Мне ожидать некогда! А вы, капитан, поменьше бы рассуждали! – раздражённо проговорил полковник.

         - Но, товарищ полковник, на мосту среди обоза опасно, вдруг налёт, - предупредил капитан.

         - Это моё дело, - окончил разговор полковник, закрывая дверку машины.

         - Товарищ лейтенант, пропустите машину, - приказал капитан.

         Не прошло и пяти минут как, воспользовавшись отсутствием наших истребителей, к мосту порвались более десятка самолётов, пикируя на мост и зенитные батареи.

         С появлением самолётов, испугавшиеся разрывов бомб, лошади обоза стали метаться, тесниться, напирать на передних. Впереди у самого съезда на левом берегу ещё не сошедшие машины с моста никак не наберут скорости, люди, соскакивая с машин и повозок, бежали с моста по бокам настила, перепрыгивая с понтона на понтон.