В братской Польше - Стр.3 / В районе села Забужье

В братской Польше - Стр.3


В районе села Забужье второй понтонный батальон полка под командованием старшего лейтенанта Панченко А.А. с подходящей понтонной техникой к 12:30 собрал наплавной мост под грузы 60 тонн длиной 48 метров.

         В районе села Бытынь первый понтонный батальон под командованием капитана Тумасьева Н.И. навёл 50-и тонный наплавной мост длиной 40 метров к 16:30 того же 21-го июля.

         В 18:00 полк вступил на польскую землю.

         Дважды герой Советского Союза маршал Советского Союза Василий Иванович Чуйков в своей книге «Конец третьего рейха» пишет: «быстрая наводка мостов обеспечивалась тем, что несмотря на загруженность дорог, понтонные парки продвигались вслед за боевыми порядками войск». (стр. 47)

         Своевременно наведённые мосты обеспечили беспрепятственное продвижение частей и соединений танковых и общевойсковых армий за водный рубеж, которые преследуя отступающего противника, начали освобождение польской территории от немецких оккупантов.

         Сосредоточение полка к пунктам переправы, а также устройство и содержание мостов проходили в условиях активного воздействия авиации противника. Несмотря на активное противостояние наших истребителей, самолёты противника систематически прорывались к переправам. Вокруг мостов то и дело рвались бомбы, вздымая султаны водяных столбов, обдавая водой и осколками переправляющиеся войска и понтонеров, дежуривших на полупонтонах.

         Так на мосту в районе села Забужье рядовой 4-й понтонной роты Шляхов В.М., дежуривший у одного из якорных тросов на кормовом полупонтоне, после разрыва одной бомбы заметил пробоину в соседнем понтоне. Быстро схватив аварийный материал понтонёр Шляхов бросился к пробитому полупонтону и приступил к заделыванию пробоины.

         В это время осколком очередной разорвавшейся авиабомбы его ранило в плечо. Превозмогая боль и слабость он продолжал заделывать пробоины одной рукой и вот течь устранена и отважный понтонёр, зажав левое плечо правой ладонью, стал пробираться к своему месту у якорного каната. К нему бросились два других понтонёра той же роты, чтобы оказать помощь, но новый взрыв авиабомбы сбросил всех троих в реку. Когда вода от взрыва улеглась, понтонёры с трудом втащили на настил обмякшее тело убитого товарища Шляхова. Спасавшие его товарищи оба были ранены.

         Над местом наводки моста врайоне города Бытынь возникли многочисленные ожесточённые воздушные бои наших истребителей с немецкими самолётами. Противник стремился любым способом прорваться к переправе и уничтожить мост.

         И вот, когда мост был почти готов, несмотря на противодействие советской авиации и зенитной артиллерии, противнику удалось прорваться к переправе и прямым попаданием авиационной бомбы вывести из строя одно звено наплавного тяжёлого мост. Получили ранения несколько понтонёров первого батальона. Но смелыми и энергичными действиями и принятыми мерами начальником штаба майором Рождественским и командиром батальона капитаном Тумасьевым, а также самоотверженными действиями его понтонёров, повреждения были устранены, и переправа вступила в действие.

         По двум переправам полка переправлялись главные силы 8-й гвардейской армии и 2-й танковой армии и все тыловые части этих армий.

         В боевом отзыве начальника инженерных войск 8-й гвардейской армии гвардии полковника Ткаченко В.М. о действиях полка в период форсирования реки Западный Буг в районе города Бытынь и села Забужье записано: «За 36 часов через переправы пропущено танков – 786, орудий – 489, автомашин – 2892, повозок - 1925, верховых лошадей – 821, тракторов – 133. Переправы работали отлично. Грузы шли сплошным потоком и беспрерывно. Во время налётов вражеской авиации последствия бомбардировок ликвидировались своевременно и переброска войск и военной грузов не прекращалось.

         Полк в наводке данных переправ показал хорошие образцы боевой выучки и умения выполнять боевые приказы». *2)  

         На следующий день штаб полка и службы разместились в городе Бытынь.

         Командир полка с помначштаба, проехав на переправу в Забужье, вернулся в Бытынь и по пути, осматривая город, остановился у одного домика. Жители городка, ранее укрывавшиеся от обстрелов и бомбёжек, начали понемногу появляться на улицах. С машиной поравнялась пожилая женщина с вёдрами, идущая по воду к колодцу.

         - День добрый, пани! – приветствовал её подполковик.

         - Дзень добже! – остановилась женщина, всматриваясь в форму стоявших офицеров.

         - Ну как, вас немец тут сильно притеснял? – спросил подполковник.

         - Ниц не розуме, - смутилась женщина, не поняв вопроса.

         - Проше, пани, - вмешался капитан, - пши Германе добже  було?

         - Холера тэму Герману, нех ен бендже пшекленты, - разразилась руганью в адрес оккупантов.

         - Что она говорит? – спросил подполковник.

         - Ругает немцев, - ответил капитан Андреев.

         - А что, пани, евреи в городе есть? – вновь обратился подполковник к женщине.

         Она посмотрела на подполковника, потом на капитана, опять смущённо пожала плечами.

         - Не разумеем пана.

         Она не знает что такое «евреи», - сказал капитан и, обращаясь к женщине, спросил.

         - Пан пулковник пыта, чи е жиди в цему мясти?

ххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххххх

*2)    Архив МО.  Ф  I  ОТМПМП  оп.22764  д.I  стр.44

          - То це е пулковник? – преспросила удивлённо женщина и как будто про себя тихо проговорила.

         - Такэ малэ, -  потом, спохватившись, покраснев, стала быстро объяснять,

         - Ни, пане пулковнику, пше двойны булы. Тэ раз ниц нема, вшистских Герман зныщив.

         Трахтенберг без перевода понял ответ.

         Женщина ещё продолжала говорить и ругать фашистских оккупантов, а подполковник, садясь в машину, сказал:

         - До свидания, пани!

         - До видзеня, до видзеня! – несколько раз повторила женщина и помахала на прощание рукой уходящей машине.

         Когда ты успел научиться по-польски? – спросил подполковник капитана.

         - У меня матьиз Литвы и по-польски и по-литовски хорошо разговаривала со своими сёстрами, вот я и научился от них.